Аналитика

«Захваченное государство» Молдова: дело дошло уже до ареста генпрокурора

Отстранение и арест генерального прокурора Молдовы Александра Стояногло стали, пожалуй, самыми резонансными событиями политической жизни страны после прошедших в июле досрочных парламентских выборов. По результатам этих выборов было сформировано парламентское большинство из одной партии – PAS, которую до избрания на пост главы государства возглавляла нынешний президент Майя Санду.

Формирование и утверждение парламентским большинством правительства во главе с вице-председателем PAS Натальей Гаврилица стало последним этапом в полном подчинении всех ветвей власти представителям одной политической партии. Учитывая то, что и ранее Конституционный суд Молдовы состоял из креатур этой партии, единственной государственной структурой, которая сохраняла свою независимость, оставалась Генеральная прокуратура во главе с Александром Стояногло.

После того как в 2019 году в результате создания парламентской коалиции Партии социалистов и проевропейского блока ACUM был ликвидирован олигархический режим Плахотнюка, одним из главных вопросов стало создание независимой системы юстиции и очищение системы прокуратуры. Именно судейская ветвь власти и система прокурорского надзора были основой олигархического режима, который расправлялся со своими политическими противниками и осуществлял преступные экономические схемы через открытие уголовных дел с последующим принятием необходимых судебных решений.

И как тут не вспомнить, что одним из таких осужденных противников олигарха был экс-премьер Владимир Филат, который является «духовным отцом» Санду в политике. Безусловно, после того как Филат, вступивший в противостояние с Плахотнюком за полный контроль над властью в Молдове был очень быстро «упакован» на 9 лет заключения за коррупцию и злоупотребление должностными полномочиями, его подопечная не могла не оценить важность контроля над органами юстиции и прокуратуры в стране. Именно поэтому с самого начала нахождения на посту премьера в 2019 году М. Санду сделала все возможное для того, чтобы «протащить» на пост генерального прокурора свою креатуру в лице Штефана Глигора. И именно поэтому, когда стало ясно, что генеральным прокурором станет победитель организованного в соответствии с законодательством конкурса, она поняла, что «тянуть лямку» главы правительства и отвечать за ситуацию в стране не имеет смысла, и ушла в оппозицию.

После победы Санду на президентских выборах, последовавших за этим роспуска парламента и досрочных выборов стало понятно, что позиция генерального прокурора остается единственной независимой от партии PAS в государственном аппарате. С этим президент смириться не могла. Тем более что Александр Стояногло ни в малейшей степени не разделял её взгляды и парламентского большинства на юстицию и предпочитал действовать в строгом соответствии с законодательством, справедливо полагая, что задача органов прокуратуры и заключается в контроле за соблюдением законности. И надо сказать, что свои обязанности А. Стояногло выполнял четко и в полном соответствии с законом. За два года, в течение которых он занимал главный кабинет в Генеральной     прокуратуре, в стране забыли, что такое открытие уголовных дел по политическим мотивам или с целью «отжатия» бизнеса.

Да, так называемых посадок было немного, но объясняется это опять же тем, что прокуратура стала действовать в соответствии с законодательством, которое, к слову, в Республике Молдова во многом несовершенно и затрудняет деятельность правоохранительных органов.

Деятельность генерального прокурора стала объектом постоянной критики со стороны президента Санду и депутатов партии PAS, а также подконтрольных власти СМИ и блогеров. В парламенте усилиями депутатов PAS были «оперативно» разработаны и приняты поправки в закон о прокуратуре, которые давали возможность оценивать деятельность генерального прокурора и предусмотрели порядок отзыва его с должности, поставив, таким образом, «крест» на независимости всей системы прокуратуры.

В первую очередь критики генерального прокурора требовали «посадок», невзирая на то, что органам прокуратуры, после того как их возглавил Стояногло, пришлось начинать расследования наиболее резонансных дел, таких как «кража миллиарда» и «Ландромат», практически с нуля. Как оказалось, до этого расследования велись не столько в целях раскрытия преступлений, сколько в целях «заметания следов».

При этом, как выяснилось позже, эти следы вели порой к высокопоставленным функционерам PAS. Так, например, выяснилось, что в процессе расследования «кражи миллиарда» по делу проходила теща депутата PAS Сергея Литвиненко – главный бухгалтер одного из коммерческих банков Молдовы. Однако впоследствии, после того как Литвиненко стал депутатом парламента от PAS, уголовное преследование против неё было прекращено. В настоящее время С. Литвиненко занимает пост… министра юстиции и является одним из главных обвинителей и критиков деятельности генерального прокурора Стояногло.

Противостояние с президентом и парламентским большинством – это еще не все. Положение генерального прокурора осложнилось в результате конфликта с экс-главой Антикоррупционной прокуратуры Виорелом Морарем, который являлся в свое время «правой рукой» олигарха Плахотнюка в организации заказных уголовных дел. Именно после прихода Стояногло на должность генерального прокурора Морарь был отстранен от работы в системе прокуратуры, и против него было открыто уголовное дело.

При этом необходимо отметить, что сам А. Стояногло не «отсиживался в окопах». Его пресс-конференции освещали не только состояние расследования наиболее резонансных уголовных дел, но и содержали подробности о закулисных действиях власти. Пресс-конференция 4 октября не стала исключением из этого правила. В ходе этой пресс-конференции Стояногло привел доказательства сотрудничества и обмена информацией между экс-главой Антикоррупционной прокуратуры В. Морарем и рядом видных функционеров PAS, в том числе советниками М. Санду.

Но настоящей «бомбой» стала информация о том, что Морарь состоял в неформальной переписке с делегацией ЕС в Кишиневе, в том числе информировал о внутриполитических делах главу делегации Петера Михалко. Кроме того, Стояногло отметил, что Морарь с Михалко обсуждали дело «о финансировании ПСРМ» и возможные сценарии отставки самого Мораря. По словам генпрокурора, Михалко обещал Морарю обсудить это и с послом США. «Вы представляете, какой ценный кадр Виорел Морарь для наших внешних партнеров по развитию?» – задавался вопросом Стояногло.

Cтояногло утверждает, что все расшифровки переписки из телефона Мораря были сделаны в рамках международного расследования совместно с представителями Europol. Генпрокурор назвал это расследование «секретным».

Эта пресс-конференции стала, по заявлению министра юстиции Литвиненко «красной чертой». Уже на следующий день было в срочном порядке организовано заседание Высшего совета прокуроров, на котором рассмотрена жалоба депутата парламента от PAS Лилиана Карпа, позже признавшегося, что информацию для жалобы он почерпнул из… сообщений СМИ.

По результатам заседания ВСП против Александра Стояногло было возбуждено уголовное преследование. Он был отстранен от должности и задержан на 72 часа. Обыск в здании Генеральной прокуратуры и задержание Стояногло проводил спецназ Службы информации и безопасности, подчиняющейся президенту Санду. Уже на следующий день Майя Санду подписала указ о назначении временно исполняющим обязанности генерального прокурора Дмитрия Робу, который уже исполнял обязанности главы Генеральной прокуратуры в период перед назначением Стояногло. Примечателен еще один факт: вместе со Стояногло отстранены также и все его заместители. Это является лишним подтверждением того, что речь идет именно о захвате системы прокуратуры, а не только о борьбе персонально со Стояногло.

Первую реакцию на происходящее со стороны остальных политических партий можно охарактеризовать как шок. Причем шокированы были и те политические партии, и те деятели, которые ранее поддерживали PAS и Санду.

«Это не правовое государство. Это возвращение к практикам Плахотнюка. У человека может быть свое мнение, отличающееся от мнения правительства. Он может совершить серьезные ошибки, но для этого в правовом государстве правосудие не может выглядеть так», – заявил экс-посол Молдовы в ООН, председатель Хельсинкской группы в Молдове Алексей Тулбуре.

События вокруг А. Стояногло вызвали резкую реакцию со стороны оппозиции. Представители Блока коммунистов и социалистов в парламенте резко прокомментировали происходящее и потребовали освобождения Стояногло. Внепарламентские партии также выступили в защиту генерального прокурора. Политическая партия «Наши» организовала сбор подписей с требованием освободить Стояногло и восстановить его в должности. В автономной республике Гагаузии прошли массовые митинги в поддержку этнического гагауза Стояногло, на которых звучали призывы к перекрытию дорог и запрету на въезд в Гагаузию представителей официального Кишинева. В воскресенье эта угроза была выполнена и на несколько часов трасса Кишинев–Комрат была заблокирована в качестве предупреждения. В этот же день в столице прошел многотысячный митинг перед парламентом и администрацией президента, участники которого потребовали полного освобождения Александра Стояногло и восстановления его в должности генерального прокурора.

Подъем протестного движения в Молдове против проевропейской власти PAS ожидался чуть позже, с наступлением холодов и обострением экономической ситуации. Однако власть дала дополнительный повод для этого и значительно усложнила этим свое положение.

Автор-Илья Киселёв

© “Ритм Евразии”

Поделиться:
  •  
  • 144
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top