Аналитика

Выстрел в будущее

Нацизм не ушел в небытие после победы СССР и западных союзников 77 лет назад. Нацисты и сегодня маршируют по европейским городам, получают государственные пенсии и рвутся в органы власти.

В середине февраля в Дрездене чтят память погибших во время разрушительных бомбардировок 1945 года. За три дня — с 13 по 15 февраля — 1 300 британских и американских самолетов сбросили на один из красивейших городов Европы бомбовый груз весом 4 000 тонн. Число погибших полиция тогда оценила в 25 000 мирных жителей, 80% зданий в городе получили повреждения различной степени, из них 50% не подлежали восстановлению. Каждый год в Дрездене в феврале проходят памятные мероприятия, но годовщину бомбежек все чаще используют для проведения своих акций неонацисты и ультраправые. В этом году такая акция собрала более 700 участников. Пока на Северном кладбище обербургомистр Дрездена призывал подумать не только о погибших в те трагические дни, но и о более широком контексте – причинах войны и ее последствиях в других странах Европы, по центральной части города под музыку Рихарда Вагнера и редкие крики прохожих «Нацисты — прочь!» тянулось гордое шествие новых наци.

За 10 лет — рост в три раза

Для Германии существование и укрепление неонацизма стало откровением и шоком в ноябре 2011 года, когда террористическая группировка “Национал-социалистическое подполье” (NSU) взяла на себя ответственность за серию убийств граждан греческого и турецкого происхождения в 2006 году. А уже в 2012-ом Международная правозащитная организация «Мир без нацизма» сообщила, что, начиная с конца 90-х годов численность национал-радикалов в странах Евросоюза выросла более чем в три раза.

В большинстве стран уже вполне легально действовали партии и неправительственные организации, разделяющие радикальные ценности. Причем многие из них входили либо в региональные, либо в центральные органы законодательной власти. В Норвегии это «Партия прогресса» и «Норвежский антиджихад»; во Франции – «Национальный фронт», «Национал-республиканское движение»; в Германии – «Национал-демократическая партия», «Республиканская партия»; в Австрии – «Австрийская партия свободы»; в Швейцарии – «Швейцарская народная партия»; в Великобритании – «Британская национальная партия»; в Дании – «Датская народная партия»; в Испании – «Испанская альтернатива», «Испанское католическое движение», «Испанское молодежное действие» и др.

Радикалы создали партии в Италии («Национальный альянс», который считает себя наследником идей Муссолини), Венгрии («Движение за лучшую Венгрию»), Румынии («Великая Румыния», AUR, выступающие с антивенгерскими, антицыганскими и антисемитскими лозунгами, а также требующие присоединения к Румынии Молдовы), Нидерландах («Партия Свободы»), Швеции («Шведские демократы»), Финляндии («Истинные финны»). В Бельгии партия «Фламандский интерес» выступала за отделение фламандской части страны, в Болгарии партия «АТАКА» — за создание мононационального государства и выход из Евросоюза. Греческая «Золотая заря» уже не скрывала своих откровенно неонцистских позиций, в Польше появилась «Лига польских семей», в Латвии и Эстонии объявили ветеранов Ваффен СС борцами за свободу родины…

На выборах в Европарламент 2009 года праворадикальные партии получили 56 мандатов из 736, это 7,6%. Именно радикализм обеспечил им успех на выборах, а националистические идеи стали находить все больше сторонников в Европе.

Причины

О причинах возрождения нацизма много говорится до сих пор. Чаще всего главной политической причиной называют системный кризис традиционного национального государства. Оно может существовать только при условии безусловного желания всех его граждан, включая национальные меньшинства, воспринимать эту традицию, прежде всего в культурном смысле, т.е. стать частью титульной нации вне зависимости от этнических и религиозных различий. И большинство стран признает формирование нации не на основе «крови», а на основе «почвы». Однако в условиях глобализации, когда мощные миграционные потоки захлестнули Евразию, а также в результате ошибок правительств целого ряда европейских стран (мультикультурализм в западной Европе, создание института «неграждан» в Эстонии и Латвии и т.д.), многие государства столкнулись с проблемой активного нежелания национальных и религиозных меньшинств интегрироваться в новые общества. Более того, многие из них стали навязывать свои цивилизационные ценности титульному большинству. На этой почве усилились националистические настроения среди различных этнических групп, возникло растущее противостояние между титульным большинством и нетитульным меньшинством, которое, то в одной, то в другой стране выливается в открытые столкновения.

Многие европейские государства в ответ предприняли попытки насильственной ассимиляции меньшинств (запрет на ношение религиозных атрибутов, создание языковых инспекций, призванных контролировать применение языка титульной нации даже в частном бизнесе, введение крупных штрафов за неупотребление языка титульной нации, сокращение учебных часов преподавания на языках национальных меньшинств в средних школах, прекращение государственного финансирования высших учебных заведений с преподаванием на языках нацменьшинств и пр.) Однако это привело только к усилению напряженности в обществе.

Есть и экономические проблемы. Нужда лишает людей возможности контролировать свою личную жизнь, и, не имея выбора и надежды, они часто становятся объектом для манипулирования со стороны самых опасных политических течений, включая неонацистское. Национал-радикалы предлагают обществу простые рецепты – от насильственной ассимиляции меньшинств до их депортации из стран проживания. В некоторых странах эти рецепты претворяются в жизнь, а вместе с ними насаждается новая идеология ненависти, разжигания межнациональной и межрелигиозной розни. В ход идут новые мифы, повторяющие, в том числе штампы нацистской пропаганды, обретают сторонников идеи пересмотра итогов Второй мировой войны, героизации нацистских преступников и их пособников.

Последствия

Противники неонацизма предупреждают: происходящее чревато отказом от решений Нюрнбергского трибунала, пересмотром европейских границ и демонтажем всего послевоенного устройства мира. Однако их голоса растворяются в бурной дискуссии о важности расширения НАТО и доступности энергоресурсов. На алтарь геополитического и геоэкономического противостояния бросаются историческая правда и возможности развития целого континента. И вот уже бывшие союзники — США и ЕС — используют политическое и дипломатическое влияние для приравнивая роли Германии и СССР в развязывании Второй мировой войны, оправдания разрушения памятников советским воинам и военачальникам, нивелирования подвига многонационального советского народа в победе над гитлеровским режимом, стирании значимости вклада СССР в послевоенное восстановление Восточной Европы. Геополитика потакает идеям нацизма. Для возрождения неонацизма создаются наилучшие, практически тепличные условия.

Можно ли остановить эти разрушительные процессы, предотвратить этот выстрел в будущее? Однозначно, да. Через сохранение правды и памяти о Великом подвиге. Это – самый эффективный инструмент противодействия возрождению нацизма. Нужно прекратить попытки предать забвению уроки той страшной войны, исказить правовые и нравственные оценки ее итогов, поставить под сомнение решения Нюрнбергского трибунала, уравнять в правах жертв и палачей, осквернить светлую память павших. Через объединение европейских народов на основе общей исторической судьбы, европейского патриотизма, истинных демократии и равенства, где нет места геополитическим мифам, надуманным ценностям, рукотворным страхам. Где память не перепрошивается, а поддерживается, а история не перетасовываются, а осмысливаются. Новая ли это евроинтеграция? Возможно.

Петр Дарий

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top