Аналитика

Украина начала блокаду Приднестровья, чтобы сорвать договоренности Молдовы с Россией

С 1 сентября Украина запретила въезд на свою территорию и транзит через нее автомобильного транспорта с приднестровскими номерами. Таким образом, жители Приднестровья, независимо от имеющегося другого гражданства — а значительное их число имеют и украинские паспорта, — лишились возможности въезжать на Украину на своих автомобилях. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался, для чего это понадобилось Киеву.

Решение официального Киева не распространяется на так называемые нейтральные номера, которые выдаются совместно властями Кишинева и Тирасполя. Пункты регистрации приднестровских автомобилей в Тирасполе и Рыбнице начали работать 1 сентября 2018 года. С тех пор там выдали более 3,6 тысячи нейтральных регистрационных номеров, которые позволяют автомобилям из Приднестровья выезжать за границу и участвовать в международном дорожном движении.

Впрочем, после объявления в Молдове чрезвычайного положения из-за угрозы распространения коронавируса оба пункта приостановили работу.

О введении своей меры официальный Киев объявил еще в конце августа, но предупреждение не было принято всерьез.

Хотя бы потому, что в ходе встречи Майи Санду и Дмитрия Козака в Кишиневе было объявлено, что никаких ограничительных мер по отношению к Приднестровью применяться не будет и никаких намерений по введению блокады Приднестровья не существует.

Так же и со стороны Тирасполя: глава непризнанной республики Вадим Красносельский дал понять, что у сторон конфликта возникают благоприятные условия для ведения переговоров.

Произошедшее стало неожиданностью еще и потому, что это уже не первый случай, когда украинская сторона заявляла о намерении запретить въезд транспорта с приднестровскими номерами, но потом отказывалась от этого решения.

После избрания президентом Молдовы Майя Санду обращалась с такой просьбой к Владимиру Зеленскому: перенести этот запрет с 15 января на 1 сентября. Зеленский тогда охотно согласился. Вот и сейчас, когда в конце августа Украина объявила, что не будет пропускать автомобили с приднестровскими номерами, вслед за этим пришло сообщение о том, что посольство Молдовы в Киеве обратилось с письмом, в котором просило украинские власти отложить запрет на въезд на январь 2022 года.

Представители власти в Кишиневе поспешили объявить, что проблема решена, приднестровские автовладельцы смогут поменять номера и водительские удостоверения и, как и ранее, свободно въезжать на Украину.

Но на этот раз, похоже, в Киеве решили, что создание «Ассоциированного трио», проведение саммита «Крымской платформы» и встреча Зеленского с Байденом настолько укрепили и повысили международный статус Украины, что могут себе позволить немного поприжать соседей.

Еще одним интересным моментом, о котором нельзя не упомянуть, является факт встречи вице-премьера по реинтеграции в молдавском правительстве Влада Кульминского со своим украинским коллегой, министром по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексеем Резниковым. Эти два чиновника в Киеве и Кишиневе находятся на постоянной прямой связи, а в конце августа в связи с Днем независимости Украины Влад Кульминский совершил официальный визит в Киев.

Согласно сообщениям об этом визите, «официальные лица обменялись информацией и мнениями по делам, находящимся в их ведении, в контексте установленных приоритетов и проводимой деятельности, подтвердив свою взаимную поддержку суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова и Украины». Можно, конечно, предположить, что такой злободневный и острый вопрос, «повисший в воздухе», не обсуждался в ходе этого визита, но вероятность этого практически равна нулю.

Да и на высшем уровне, во время встреч Санду и Зеленского, основной блок обсуждаемых вопросов неизменно касался России и Приднестровья, а вопрос транспорта и автомобильных номеров — один из наиболее обсуждаемых в этом блоке.

Таким образом, есть все основания полагать, что введенные Украиной меры не стали сюрпризом ни для Майи Санду, ни для вице-премьера по реинтеграции Кульминского. А это, в свою очередь, очень плохо характеризует их в свете заверений, данных заместителю главы Администрации президента России Козаку. 

В итоге Майя Санду рискует стать вторым президентом Молдовы, обманувшим Кремль.

Как бы то ни было, но версий происшедшего может быть несколько, причем самых разных. Одна из них заключается в том, что введенный запрет призван нанести урон авторитету Дмитрия Козака, который в ходе визита в Кишинев заявил о том, что никакой блокады Приднестровья не будет.

В этом случае та оживленная официальная переписка между Кишиневом и Киевом, которая велась в конце августа, призвана всего лишь «отмазать» Майю Санду в стиле «не виноватая я — он сам решил». В то же время Киев как бы демонстрирует, что судьба Приднестровья находится в его руках, и Россия в этом так — постольку поскольку.

Еще одна версия заключается в том, что введение запрета на въезд приднестровского транспорта на Украину является всего лишь первым шагом в открытии реального давления на Приднестровье и актуализации приднестровского вопроса.

В этом случае Молдова оказывается вообще «не при делах» и будет довольствоваться ролью наблюдателя противоборства России и Украины на части своей территории.

Как заявил Зеленский в Вашингтоне, для Киева «Приднестровье — это просто другая сторона темы Донбасса». И если для борьбы с Россией использование давления на Приднестровье — важная возможность, то почему бы ею не воспользоваться? Вот Киев и начал эту игру.

И еще одна версия, которая автору данной статьи представляется наиболее правдоподобной, заключается в том, что осуществленная Киевом мера была заранее согласована с Кишиневом. Учитывая тот высокий по интенсивности и координации уровень отношений между украинскими и новыми молдавскими властями, который ранее проявился в случае с похищением украинскими спецслужбами на территории Молдовы украинского судьи Николая Чауса, можно практически исключить вероятность того, что о решении Киева не было заранее известно в Кишиневе.

При этом первая версия, изложенная выше, абсолютно точно предполагает, что весь «бумагооборот» между Кишиневом и Киевом был проведен для отвода глаз.

Скорее всего, Зеленский поставил Санду перед фактом введения запрета, абсолютно не беспокоясь о мнении молдавской стороны.

Собственно, точно так же поступил Киев и в случае похищения в Кишиневе украинского судьи Чауса, вывезенного с территории Молдовы в багажнике автомобиля украинского посольства. 

Теперь о реакции Приднестровья и России на это событие. Со своей стороны официальный Тирасполь отреагировал достаточно жестко.

МИД Приднестровья назвал ситуацию на границе «деструктивными действиями». А «декларируемые представителями нынешнего руководства Молдовы усилия по недопущению кризиса не привели к практическим результатам». Более того, Тирасполь поставил под вопрос дальнейшую возможность каких-либо переговоров с Кишиневом: «Подобные блокадно-ограничительные меры негативно влияют на состояние молдово-приднестровского диалога, в связи с чем призываем всех участников переговорного процесса дать оценку действиям, идущим вразрез с принципами и содержанием существующих договоренностей, и не допустить полномасштабной транспортной блокады Приднестровья».

Кроме того, в Тирасполе уже прозвучали заявления о том, что «в ответ запретят передвижение на своей территории машин с молдавскими номерами. Это больно ударит по простым людям по обе стороны Днестра, а значит, и по популярности властей и в Кишиневе, и в Тирасполе».

Отреагировал на события в регионе и российский МИД, который выступил с резким заявлением и назвал действия Киева «возмутительным шагом». Также в заявлении говорилось, что блокадные меры сведут на нет все усилия по восстановлению позитивной динамики. Кроме того, они «дискредитируют Украину как участника переговоров в формате “5+2″».

Каков же краткий итог на этот момент?

Безусловно, крайними оказались власти Кишинева и лично Майя Санду, дававшая Дмитрию Козаку заверения в нормализации ситуации на берегах Днестра.

Отныне все ее слова и заявления будут рассматриваться в Москве с удвоенным скепсисом. И это при том, что у Молдовы впереди переговоры по заключению нового контракта на поставку природного газа и открытию российского рынка для молдавской сельхозпродукции.

Россия теперь получила четкое представление о том, как выстраивать отношения и переговоры с Молдовой, в том числе и по приднестровской проблеме. Это представление больше не основывается на каких-то надеждах или тем более иллюзиях.

Это представление четко и прагматично: чем хуже Тирасполю, тем хуже будет и Кишиневу.

При этом вполне естественно, что, поскольку Майя Санду последовательно участвует во всех антироссийских проектах, Молдова никоим образом не попадет в список дружественных России государств.

Поступило предложение начать продуктивный, прагматичный диалог. Дмитрий Козак прибыл в Кишинев, увидел позитивный настрой, ему дали обещания, но практически сразу их нарушили.

Москва по-прежнему готова разговаривать с Кишиневом, но те «красные линии», о которых Кишиневу сообщили, были сразу же растоптаны.

Приднестровье испытывает определенные неудобства, но присутствует ощущение, что для Кишинева последствия неудобствами не ограничатся, и все будет гораздо серьезнее.

Автор – Илья Киселёв

© RuBaltic.ru

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top