Аналитика

«Плевок» в сторону Гагаузии – чего добивается Майя Санду?

Оценка государственных деятелей различного ранга производится по разным показателям и разным срокам нахождения на занимаемом посту. Самым первым таким сроком являются 100 дней, про прошествии которых чаще всего уже можно сделать не только первые выводы, но и первые прогнозы на будущее.

Первые 100 дней Майи Санду вместили в себя много поводов для обсуждения и породили основания для, к сожалению, достаточно мрачных перспектив. Политический кризис, выход из которого пока не предвидится, тяжелейшая эпидемиологическая ситуация по коронавирусу и неуступчивость, чтобы не сказать упёртость, Санду в вопросах назначения постоянного правительства, являются, безусловно, главными итогами 100-дневного пребывания у власти шестого президента Молдовы. Однако, кроме этого и огромного количества других ляпов, которые успела совершить Санду, подробнее остановимся на том, который хоть и вызвал повышенный резонанс, но так до конца и не был оценен.

Речь идет о том, что при формировании нового состава Высшего совета безопасности в его состав впервые не был включен башкан (глава) автономной Гагаузии. Для более полного понимания особенностей этого шага Санду необходимо подробнее рассказать о том, что это означает и к каким последствиям может привести.

Гагаузия является автономным образованием на юге Молдовы, большинство населения которого составляют гагаузы. В 1990-х годах на фоне вооруженного конфликта в Приднестровье проблемы Гагаузии решались сравнительно мирно, хотя на ее территории также провозгласили независимость с одновременным желанием остаться в СССР. В декабре 1994 года парламент Молдовы принял закон об особом правовом статусе региона с компактным проживанием гагаузов (Гагауз-Ери), наделивший его правами автономии, а в 1999 году, после проведения административной реформы, статус АТО (административно-территориальное образование) Гагаузия окончательно закреплен в Конституции РМ. Автономия имеет своего главу – башкана и парламент – Народное собрание.

Этнически гагаузы очень близки к туркам, но являются православными христианами. Тем не менее этническое родство, близость языков и культуры способствует тому, что автономия пользуется большой поддержкой со стороны Турции, которая осуществляет широкие инвестиции в Гагаузию, а также спонсирует строительство и ремонт культурных и социальных объектов – больниц, школ и детских садов.

Население Гагаузии традиционно настроено пророссийски, в отличие от центральной части страны, где преобладают прозападные настроения. В качестве иллюстрации могут служить данные последних выборов президента Молдовы, где проевропейский кандидат М. Санду набрала всего 2,05% голосов, в то время как за ее главного электорального конкурента Игоря Додона проголосовали 84,35% избирателей. И дело вовсе не в том, что в традиционном укладе гагаузов женщине отводится второстепенная роль, трудится же башканом – и уже второй срок – Ирина Влах, которую поддерживает Партия социалистов.

Гагаузия для Санду, вопреки устоявшемуся мнению, не всегда была сложным и недружелюбным в политическом смысле регионом. Ещё в должности министра образования она имела тесный контакт с местным профильным ведомством и её всегда тепло встречали на педагогических конференциях в Комрате.

Дистанция возникла с момента вступления Санду в большую политику, а именно во время президентской компании 2016 года, когда политик перед первым туром выборов не провела в регионе ни одной встречи с избирателями. Возможно, её штаб принял прагматичное в тех условиях решение бросить все силы на более перспективные в электоральном смысле районы. А может, сыграла и неуверенность перед «пророссийскими гагаузами», с которыми «непонятно о чём разговаривать». Так или иначе, Санду сама же создала барьер в коммуникации с местными жителями, усиленный её оппонентами социалистами, преодоление которого в будущем превратилось для неё в сложную политическую задачу.

В 2019 году Санду предприняла шаг, который, казалось, мог возобновить добрые отношения между нею и жителями Гагаузии. На инаугурации Ирины Влах при вступлении в должность башкана на второй срок Санду, присутствуя в качестве премьер-министра, произнесла красивую речь о необходимости соблюдения полномочий автономной Гагаузии, которая, казалось, положила конец напряженным отношениям. Однако разрыв парламентской коалиции партии Санду PAS с Партией социалистов положил конец и её хорошим отношениям с Гагаузией. А участие башкана И. Влах в качестве помощника И. Додона в его президентской кампании, видимо, окончательно перевело Гагаузию в разряд врагов Санду.

Исключение из состава Высшего совета безопасности башкана Гагаузии, который по своему статусу является постоянным членом правительства Молдовы, свидетельствует о том, что и Гагаузии в ближайшие четыре года не о чем будет говорить с президентом РМ. Оценивая сложившуюся после президентских выборов ситуацию, башкан Гагаузии назвала ее достаточно сложной. Тем не менее, по словам И. Влах, с и. о. членами правительства у неё сохранились хорошие отношения и даже с временным правительством удается решать многие вопросы.

Поведение, которое демонстрирует Санду, говорит о ее ограниченности в политическом плане и, возможно, неумении строить отношения на перспективу в плане чисто человеческом. В последнее время создается впечатление, что под влиянием успеха на президентских выборах, где важную роль сыграла европейская диаспора, Санду сделала ставку исключительно на этот электоральный сегмент, пренебрегая не только избирателями в Гагаузии, но и в других районах страны. Очевидно, что, несмотря на свои многочисленные заявления в ходе избирательной кампании, Санду не собирается консолидировать молдавское общество, расколотое по национальному, языковому и другим признакам.

Окружение Санду и руководство партии PAS, которую она возглавляла до избрания главой государства, является настолько националистическим, что периодически возникает желание назвать его нацистским. При этом отрицается даже молдавская идентичность в пользу румынской, а представители других этносов, проживающие в Молдове, воспринимаются как «оккупанты» или в лучшем случае – «сепаратисты».

Тут можно вспомнить еще и то, что в дни голосования в первом и втором турах президентских выборов депутаты партии Санду принимали активное участие в блокировании дорог, по которым граждане РМ, проживающие в Приднестровье, направлялись к своим избирательным участкам на правом берегу Днестра. Один из депутатов Игорь Гросу заявлял прессе, что не допустит, чтобы на выборах президента голосовали «сепаратисты».

Очевидно, что Приднестровье также не нужно Санду и ее однопартийцам, ведь там проживают люди, которые не голосуют за Санду и PAS. События 1 и 15 ноября, когда исполняющий обязанности председателя PAS И. Гросу руководил группой, закрывшей доступ приднестровцам к избирательным участкам, стали лучшим сигналом для администрации Приднестровья, что обсуждать что-либо с президентом Молдовы Санду бесполезно.

Раздражение, которое испытывают по отношению к Приднестровью и Гагаузии латентные унионисты Санду и Гросу, объясняется просто – оба эти региона являются своеобразными «якорями», которые удерживают Молдову от присоединения к Румынии, а точнее – от поглощения Румынией. Именно поэтому версия о том, что приднестровский конфликт был спровоцирован Кишинёвом с целью обрубить канат этого «якоря», имеет право на существование.

Гагаузия в силу того, что имеет конкретный и определенный статус, закрепленный в законодательстве Молдовы, также является серьезным, практически непреодолимым препятствием на пути к «унире». И как знать, не является ли исключение башкана Гагаузии из Высшего совета безопасности первым шагом в попытке устранить это препятствие?

©“Ритм Евразии”

Поделиться:
  •  
  • 47
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top