Аналитика

О чем не молчал Петербургский экономический форум

Самому крупному деловому форуму России многие прочили провал, однако, когда 14 июня зарубежные гости стали съезжаться в Санкт-Петербург, сомнений не осталось: глобальные экономические связи и цепочки трансформируются, а не оборвались, геополитический и геоэкономический миропорядок меняется, но не исчезает. И в системе международного сотрудничества и взаимодействия за Россией по-прежнему остается важное и значимое место.   

Вопреки прогнозам, 25-й Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), открывшийся 15 июня, собрал участников вровень с предыдущими – 14 тысяч из 130 стран. Конечно, представителей западных государств было заметно меньше (как подсчитали организаторы, в 10 раз), зато больше – гостей из государств Ближнего Востока, Азии и Африки. О том, что такой крен не снижает качества партнерства и не умаляет его перспективы, говорит следующий факт: за четыре дня работы ПМЭФ заключено 691 соглашение на 5,6 трлн рублей. В долларовом эквиваленте это почти 99 млн. Такой итог также вполне соизмерим с деловыми результатами прежних петербургских международных саммитов.

Смотрите, кто остался

Пока западная пресса и политики рисуют апокалиптические картины гибели и развала России, с которой якобы утонут все, кто недальновидно сохраняет с ней связи, контекст Петербургского форума свидетельствует совершенно о другом. Показательные цифры привел президент, главный исполнительный директор Американской торговой палаты в России Роберт Эйджи: «Из наших членов только 11% ушли, значительно меньше, чем люди думают, когда прочитают статьи или слушают СМИ. 4% пока думают, уйти или нет. Это значит, что 85% остались в России. Из них 12% сокращает работы, 6% — увеличивают бизнес в России. Поэтому я бы сказал, что [ситуация] с американским бизнесом в России не такая плохая, как могут говорить».

Такая же ситуация с европейским бизнесом. «В основном итальянские компании не покинули Россию. Это значит, что в основном компании здесь ведут устойчивый бизнес, — отметил генеральный директор Конфедерации итальянской промышленности Альфредо Гоцци. — Факт таков, что они малые, и это дает им гибкость, автономность в принятии решений — в этом и состоят причины, почему они здесь, потому что они не так уж зависят от внешних факторов».

«Сейчас с нами работают 550 человек — я что, должен сказать, что мы вас оставляем, потому что было принято политическое решение? <…> В палате 60 сотрудников, и мне было бы некомфортно сказать: “Прошу прощения, но мы закрываем дверь из-за того, что происходит в России прямо сейчас”», — отметил президент Франко-российской торгово-промышленной палаты Эммануэль Киде. 

«Практически невозможно в современном бизнесе вырезать партнеров в рамках мировой географической карты. Понятно, что ситуация такова, и с санкциями в том числе, но это часть жизни и мировой истории развития. Верю, что время наступит, вопрос, конечно, когда, но мы рассмотрим важную роль, которую Россия играет во взаимоотношениях с Европой», — отразил общее мнение участников сессии «Западные инвесторы в России: новые реалии» президент Итало-российской торговой палаты Винченцо Трани. 

Больше и лучше

А для многих государств новые экономические условия, как показал ПМЭФ, формирует тренд открывающихся возможностей. Россия и Турция, в частности, продолжают наращивать экономическое сотрудничество и торговый оборот. Представителями бизнеса этих стран обсуждали в Санкт-Петербурге перспективные направления развития партнерства, снижение административных барьеров и меры, необходимые для совершенствования условий работы турецкого бизнеса в России.  

О каких выгодах речь? Вот только один приведенный на форуме факт: 100 млн тонн грузооборота России с недружественными странами сейчас перераспределятся. Наибольшим образом в торговлю со государствами БРИКС, интеграционной структуры, нацеленной на укрепление. «Мы должны концентрироваться на продвижении инвестиций и торговли между государствами-членами. Именно это направление — то, чего нам хочется больше всего. Рост торговли должен сопровождаться соответствующей корректировкой тарифных и нетарифных барьеров. <…> Я думаю, этот вопрос должен быть на повестке наших правительств», — отметил, выступая на ПМЭФ председатель Корпорации промышленного развития Южной Африки Буси Мабуза. 

Примечательно, что новые возможности обсуждались не только в рамках двусторонних дискуссий или внутри сообществ государств, но и между интеграционными структурами, объединяющими группы стран. В частности, представители трех организаций — ЕАЭС, АСЕАН и ШОС рассмотрели перспективы транспортной интеграции. «Инфраструктурные проекты осуществляются национальными правительствами, но очень важно, что есть стремление соединить их, чтобы они работали для всех. Транспортная инфраструктура, в частности, и взаимосвязанность государств-членов развиваются достаточно высокими темпами в последнее время», — отметил экс-генеральный секретарь ШОС Рашид Алимов.   

Новые перспективы

Появились и совершенно новые договоренности. В частности,

с Объединенными Арабскими Эмиратами ― о серии мероприятий, направленных на презентацию экономического, научного, туристического и культурного потенциала этого федеративного государства. «В последние годы наши двусторонние отношения претерпели качественный сдвиг, что привело к провозглашению стратегического партнерства между двумя странами в 2018 году. Это, в свою очередь, ускорило темпы развития между двумя странами на экономическом и инвестиционном фронтах, представляющих общий интерес», – отметил государственный министр по искусственному интеллекту, цифровой экономике и приложениям для удаленной работы ОАЭ Омар бен Султан Аль Олама.

На финальной стадии находится подготовка соглашения о свободной торговле между ЕАЭС и Египтом. «Мы сейчас проходим четвертый раунд переговоров и идем к завершению, что облегчит вопросы торгового обмена с Евразийским союзом. Также мы заканчиваем исполнительные процедуры, связанные с экономической зоной «Суэцкий канал», практически достигли соглашения, не окончательного, но практически собираемся воплотить в жизнь то, о чем договариваемся. Это все оставит хороший след», — сообщила министр промышленности и торговли Египта Невин Гамея.

Развитие отношений с Африкой будет обсуждаться на предстоящем втором саммите Россия ― Африка, но уже в 15-18 июня в Санкт-Петербурге российские и африканские экономические операторы искали возможности выхода на рынки друг друга. «11 стран Центрального африканского региона входит в нашу организацию. Связи между Россией и этой частью африканского континента — не что-то новое, поскольку многие из этих государств пришли к политической независимости при поддержке России. Сегодня эти государства нуждаются в России, нуждаются в поддержке их экономической независимости», — отметил на ПМЭФ президент Комиссии Экономического сообщества центральноафриканских государств (ЭСЦАГ) Жилберто да Пьедаде Вериссимо.

 Между островизацией и девятым валом

Изменившаяся конфигурация международных отношений заставила многие страны взглянуть на собственные перспективы с другого ракурса. И большинство, как показал Петербургский форум, выбирают вектор развития. «Латинская Америка должна переориентироваться, совершить стратегический поворот на Восток, в Азию — потому что мы являемся серьезным экспортером базовых продуктов питания, и, помимо валюты, это главная тема, которая влияет на торговые обмены. <…> А Россия должна сделать серьезный шаг и нарастить инвестиции в Латинскую Америку, потому что сегодня уровень инвестиций в промышленность Латинской Америки очень низкий, и это открывает для всех нас серьезные возможности роста», — призвал участников форума министр финансов и государственного кредита Никарагуа Иван Акоста Монтальван.

Петербургский международный экономический форум, ставший за 25 лет существования одним из определяющих глобальные тенденции событий, в этом оду явно продемонстрировал: мир понял суть и угрозы очередной большой игры и не желает выстраиваться в пешечные шеренги на бело-черной доске. В этом плане показательным стало мнение министра по инновациям и технологическому развитию Сербии Ненада Поповича: «Тектонические нарушения глобальной интеграции меняют направление и поворачивают человечество к островизации. Нужно прийти к новым решениям в этой мировой мозаике. Были прогнозы, что мы все будем жить в открытом пространстве, не будет никаких границ. Но сейчас мы видим, напротив, островизацию. Стратегическое планирование больших страновых гигантов и нас, маленьких стран, разное. Но в первую очередь мы ставим вопросы суверенитета, технологического суверенитета. Может ли кто-то иметь полный суверенитет с учетом островизации?».

России, какую бы цену она не платила за суверенные решения, удается преодолевать санкционные меры Запада, находить пути их обхода. Хотя никаких иллюзий она не питает. Как заметил на ПМЭФ вице-президент российской ТПП Владимир Падалко, «позади шесть волн санкций, а впереди девятый вал, который неизбежно наступит, когда станет понятна развязка на Украине, и когда все почувствуют, что Китай становится главным трейдером России». Скорее всего, так и будет, но процесс формирования альтернативных возможностей для будущего мира уже тоже запущен.   

Петр Дарий

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top