Аналитика

Молдова оправдывается перед США за успешные переговоры с Россией

Руководство Молдовы всю неделю будто извиняется перед западными партнерами за успешные переговоры с «Газпромом» по новому долгосрочному контракту на поставки российского газа. Дошло до того, что президент страны Майя Санду поблагодарила США вместо России за подъемную для бюджета Молдовы стоимость российского топлива. Такое поведение Кишинева демонстрирует степень внешнего управления республикой: молдавские власти оправдываются, что действуют в национальных интересах Молдовы, сотрудничая с Москвой.

Одной из главных особенностей Республики Молдова, как и других государств, получивших независимость в результате распада СССР, является ее расположение вместе с Украиной между странами, входящими в Евросоюз и НАТО, с одной стороны, и другим геополитическим блоком — ЕАЭС.

Это обстоятельство накладывает свои особенности как на внешнюю, так и на внутреннюю политику, где преобладает влияние не столько Евросоюза, сколько США, которые усиленно продвигают антироссийскую повестку, причем делают это на редкость бесцеремонно и невзирая на интересы непосредственно Молдовы.

Если говорить о влиянии Запада на руководство Республики Молдова, то самым ярким и значительным примером является, без сомнения, срыв подписания соглашения о урегулировании Приднестровского конфликта — документа, больше известного как Меморандум Козака.

Президент Молдовы Воронин отказался подписать уже согласованный документ в последний момент, накануне визита в Кишинев президента России Владимира Путина. Согласно этому документу, Молдова должна была стать «ассиметричной федерацией», в которой автономии Приднестровье и Гагаузия получили бы особый статус и возможность блокировать законопроекты, принимаемые парламентом Молдовы. 

Общеизвестно, что причиной отказа от подписания этого соглашения стало внешнее давление на руководство Молдовы, и в первую очередь — со стороны посла США в Кишиневе.

Чтобы понять, какой статус в столице Молдовы имеет дипломатическое представительство США, достаточно узнать, что его здесь называют Главным посольством. Причем только незначительная часть тех, кто пользуется этим термином, делает это с иронией.

За 30 лет независимости Молдовы в Кишиневе сменилось несколько высших дипломатических представителей заокеанской державы, которые по-разному проявляли свою активность и в разной степени влияли на политические процессы, происходящие в стране пребывания. В данный момент, например, в Кишиневе вообще нет посла США — каденция последнего из них, Дерека Хогана, завершилась в этом году, и он отбыл домой.

Впрочем, Дерек Хоган, который, по имеющейся информации, совмещал дипломатическую службу с пребыванием в статусе кадрового сотрудника военной разведки, задал в своей деятельности столь высокую «планку» и оставил настолько крепкий «задел», что руководство Молдовы в лице главы государства Майи Санду и правящей партии PAS продолжает прилежно следовать составленной для них «методичке».

Собственно, сам приход к власти этой партии, как и победа Санду на президентских выборах 2020 года, является результатом бурной деятельности американского посла.

Но если в ходе президентской кампании в ноябре прошлого года его активность была завуалирована и не представлялась настолько явной и очевидной, то после инаугурации Санду были отброшены в сторону все регламенты церемонии и ограничения, которые должны соблюдать дипломатические представители, работающие в другой, казалось бы, независимой стране.

Речь не только о заявлениях, в которых Дерек Хоган открытым текстом называл тех, кого бы он хотел видеть победителем на выборах. Сам факт досрочных парламентских выборов стал итогом его работы.

В качестве примера того, как неустанно «работал» Дерек Хоган, можно привести его присутствие в здании Администрации президента в то время, когда Майя Санду проводила консультации с парламентскими фракциями по вопросу назначения нового правительства.

Помимо этого красноречивого эпизода, можно упомянуть и о встречах, которые американский дипломат проводил с главами ЦИК, Генеральной прокуратуры и даже Службы информации и безопасности (СИБ), в ходе которых он сдержанно, но твердо излагал свое видение политических процессов, происходящих в Молдове, и высказывал пожелания по поводу того, как они должны проходить. По сути, государственный аппарат Республики Молдова с определенного времени функционировал в рамках узкого коридора возможностей, определенных в здании посольства США.

Неудивительно, что каденция Дерека Хогана оказалась на редкость удачной и обеспечила приход к власти в стране не просто прозападных политиков, но политиков, которые без оглядки на полномочного представителя США не решаются даже на принятие любого мало-мальски значительного решения.

В рамках избирательной кампании Майя Cанду и представители PAS могли делать заявления о развитии отношений с Россией, о поддержке всех без исключения этносов, проживающих на территории Молдовы, для привлечения русскоязычной части электората.

Но как только прошли выборы и Майя Санду вступила в должность президента, сразу же последовало заявление о том, что с Приднестровьем в свое время обошлись слишком мягко.

Совершив за 10 месяцев нахождения в должности президента около десятка зарубежных визитов, Майя Санду так и не удосужилась посетить Российскую Федерацию. География ее визитов состоит исключительно из стран ЕС и США. Исключениями стали только Украина и Грузия — две страны на постсоветском пространстве, которые наиболее враждебно настроены по отношению к России.

Кстати, цель визитов в Грузию и на Украину также имела антироссийский характер. В Батуми прошла встреча в рамках так называемого «Ассоциативного трио», которое призвано возродить к жизни дух фактически прекратившей существование программы «Восточное партнерство». В Киеве, где Санду побывала в качестве президента уже во второй раз, она приняла участие в саммите так называемой «Крымской платформы», которая создана для оспаривания присоединения Крыма к России.

Официальный Киев инициировал создание «Крымской платформы» «для координации международных усилий, направленных на возвращение Крыма в состав Украины». Майя Санду, выступая на саммите «Крымской платформы», подчеркнула, что Молдова выступает за сохранение территориальной целостности Украины: «Крым — это Украина, а его незаконная аннексия — это очевидное нарушение норм международного права. Молдова была и будет вашим надежным партнером, которому можно доверять».

Фактически глава государства Майя Санду вместо защиты интересов своей страны и ее народа служит безликим членом группы бэк-вокалистов на политической эстраде, забывая о том, что многие важные проблемы ее страны могут получить решение вовсе не в Вашингтоне, Брюсселе или Бухаресте, а именно в Москве, и больше нигде.

Одной из таких проблем, наиболее ярко проявившейся, стал вопрос поставки российского природного газа в Молдову. Впрочем, он никак не повлиял на линию, которую упорно продолжают проводить Майя Санду и ее партия PAS.

Одним из примеров их поведения стал отказ Майи Санду от участия в Совете глав государств СНГ в Минске. Вместо нее представлять Молдову отправлена премьер-министр Наталья Гаврилица.

При этом в парламентском большинстве PAS периодически муссируются слухи о необходимости отказа Молдовы от статуса страны-наблюдателя в ЕАЭС и даже о начале процедуры выхода страны из СНГ.

Сложно сейчас говорить о том, что Молдова является независимым государством. Страна теряет суверенитет — полным ходом идут процессы интеграции энергетических систем с Румынией. Фактически многие решения уже сейчас принимаются в Бухаресте, Брюсселе, Вашингтоне и только потом озвучиваются на месте, в Кишиневе.

Эту ситуацию прекрасно понимают в Москве. Именно поэтому министр иностранных дел России Сергей Лавров недавно сделал «программное» заявление по отношениям с Молдовой.

«Мы выступаем в поддержку государственного суверенитета и территориальной целостности Молдовы — исторически близкой нам страны. С уважением относимся к итогам состоявшихся в июле парламентских выборов. Глубокое беспокойство вызывает беспрецедентный характер вмешательства со стороны Вашингтона и Брюсселя во внутриполитические процессы в республике, когда президенту этой страны прямо запрещают даже говорить о стремлении иметь нормальные отношения с Российской Федерацией. Надеемся, что Кишинев будет в состоянии действовать самостоятельно, без подсказок извне», — сказал министр.

Сложно представить, что Майя Санду не сознавала, к чему могут привести нарушения договоренностей переговорного процесса с Приднестровьем и введение Украиной запрета на движение машин с приднестровскими номерами. То же самое касается периодических препятствий с ротацией российских миротворцев в Приднестровье. Да и на «Крымскую платформу» Майя Санду вполне могла отправить премьера Наталью Гаврилицу, как она сделала со встречей в Совете глав государств СНГ.

Достижение соглашения по поставкам природного газа как нельзя лучше продемонстрировало готовность Российской Федерации вести диалог с любой властью в Молдове, от которой требуется одно — отказ от проведения антироссийской политики и желание строить и развивать дружественные отношения с Россией.

Это отвечает интересам Молдовы, и любое правительство, которое работает на свою страну, воспользуется такой возможностью. Совсем другое дело — правительство, которое работает на чужую страну.

Автор – Илья Киселёв

© RuBaltic.ru

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top