Аналитика

Генпрокурора Стояногло вызывают на допрос

В Молдове наступили времена, когда ненормальное пытаются выдать за нормальное.

После того как PAS полностью захватила в Молдове власть, слоган  «хорошие времена», использованный соратниками Майи Санду в предвыборный период, стал предметом для шуток. И это неудивительно. Но куда важнее понять, какие именно времена наступают в Молдове.

Первые действия новой власти дают указание: на наших глазах ненормальное выдается за нормальное.

Суть времен

Да, в эпоху Плахотнюка власть тоже «финтила». Например, с помощью КС отменила действие Конституции по избранию президента, ввела ценз по возрасту для кандидатов. Молдавский парламент не подтвердил эти решения КС,  и теперь весь период после 2016 года частью политиков и экспертов, вполне резонно, трактуется как не соответствующий  Основному закону. И тогда такие вот комбинации, политическое шулерство, стали знаком эпохи правления олигарха.

Сейчас же опять,  якобы в благих намерениях, подсовываются решения, когда чрезвычайное  представляют как  норму.

На днях премьер-министр Наталья Гаврилица прямо об этом сказала. Она назвала массовые отставки или чистки в министерствах, ведомствах, госструктурах – «нормальным явлением». «Мы пытаемся привести на эти должности людей из нашей партии, людей, у которых то же мировоззрение, то же видение реформ, которые мы обещали людям в предвыборной кампании», — заявила Гаврилица на РТР-Молдова.

То есть, чиновников будут увольнять не из-за промахов в работе, непрофессионализма, взяточничества, а из-за взглядов и убеждений. Раньше это называли преследованием инакомыслящих, политической «инквизицией», указывалось, что подобные действия присущи тоталитарным системам.

Почему это ненормально? Ведь разумно привлекать на работу самых лучших,  профессионалов. А на госслужбе должна быть только одна идеология – служение народу (в идеале). Не партии. В любом случае,  чиновнику нужно предоставить выбор.  Кто не согласен с установками, просто сам уходит. Но мы видим, что на людей оказывается беспрецедентное давление, их  увольняют, как «чужих», не согласных с «реформами».  

То же самое наблюдалось в 90-тых годах. Тогда, например, в Гостелерадио Молдовы всем сотрудникам устроили аттестацию на знание языка. Два раза. И очень многие профессионалы просто оказались за бортом. Увольнение за незнание языка, ничем не отличается от увольнения из-за взглядов, «видения реформ».

Вопреки Конституции

Политические чистки — ненормальное явление для так называемых демократических обществ. И в статье пятой Конституции страны сказано:

«(1) Демократия в Республике Молдова осуществляется в условиях политического плюрализма, несовместимого с диктатурой и тоталитаризмом.

(2) Никакая идеология не может устанавливаться в качестве официальной государственной идеологии».

Но  в настоящий момент мы наблюдаем первые шаги по превращению РМ в диктатуру. Устанавливается доминирующая в государстве идеология, пока не оформленная официально.

Давайте посмотрим, что происходит в истории с генеральным прокурором.

Первая попытка подчинить генпрокурора

Осенью 2019 года правительство Майи Санду после сомнительного изменения законодательства провело конкурс на должность генерального прокурора. Была создана специальная комиссия, которая оценивала кандидатов. В комиссию вошли, в том числе иностранные эксперты. Но полученный результат – победа Александра Стояногло, тогда не удовлетворил  Санду и Стамате, и они отменили результаты конкурса, не представив убедительных аргументов.

Потерпев поражение в игре по правилам, которые сами установили, политики из ПДС решили усугубить ситуацию,  и правительство приняло под свою ответственность поправки к закону «О прокуратуре».

Суть их проста. Во-первых,  премьер-министр самостоятельно выбирает  двух кандидатов на должность генерального прокурора и передает список  претендентов и их дела Высшему совету прокуроров. Далее ВСП может выбрать одного из представленных премьер-министром кандидатов и предложить его на должность генерального прокурора президенту страны.

Во-вторых,  премьер-министра наделяли правом создать комиссию для оценки деятельности генерального прокурора в случае незаконного вмешательства в деятельность другого прокурора или в случае незаконного вмешательства любого рода.

Фактически назначение генпрокурора и его деятельность становились подотчетными премьер-министру. Премьер мог установить законно или незаконно «вмешательство». Эти предложения были очевидным и очень грубым нарушением Конституции. В статье 124 Основного закона ясно сказано, что «Прокуратура является самостоятельным публичным учреждением в системе судебной власти». Определен и порядок назначения генпрокурора: «Генеральный прокурор назначается на должность Президентом Республики Молдова по представлению Высшего совета прокуроров на семилетний срок». Все эти трюки с премьер-министром, комиссиями были покушением на автономный характер института прокуратуры, политизацией назначения, нарушением принципа разделения властей.

Как видим, еще в 2019 году представители PAS стремились нарушить  Конституцию, манипулировали общественным мнением, подминали под себя закон. Но их остановил парламент.

Вторая попытка

И вот сегодня мы наблюдаем новую попытку. Теперь, обладая в парламенте большинством, ПДС вносит поправки в закон «О прокуратуре». Их суть изложил министр юстиции Сергей Литвиненко. И они опять сводятся к созданию  специальной комиссии, уже при Высшем совете прокуроров, которая будет оценивать деятельность генпрокурора. Предлагается состав из пяти человек, которых предложат президент, минюст, Высший совет прокуроров, Высший совет магистратуры и генеральный прокурор.

Комиссии хотят  дать широкие полномочия: она сможет допрашивать любого прокурора и сотрудника прокуратуры, требовать «с любого человека письменные объяснения», в том числе привлекать к работе независимых экспертов и проводить «аудит менеджмента учреждения». В  законопроекте говорится, что «допрос генерального прокурора обязателен».

Напомним, что в статье 125 Конституции сказано, что «Высший совет прокуроров является гарантом независимости и беспристрастности прокуроров». То есть ему отводится особая роль. Как уже указывалось, ВСП также предлагает президенту на утверждение кандидатуру генпрокурора.

И вот PAS предлагает отнять часть полномочий у ВСП и передать их некой комиссии, которая сможет вызывать на допрос даже  генпрокурора.

С учетом текста Конституции ясно, что юридически деятельность этой комиссии вызывает вопросы. Даже обычного человека не могут просто так вызвать на допрос. Это хорошо описанная законом процедура. И вот теперь предлагается создать орган с особыми полномочиями.

Более того,   новый  законопроект предусматривает механизм открытия дисциплинарного производства против генпрокурора. Его, как и в случае с оценкой деятельности, могут инициировать по требованию президента или трех членов Высшего совета прокуроров.

Эта формула означает, что генпрокурор становится фигурой, подчиненной президенту страны. Мы вновь получаем грубое попрание основных  положений Конституции.

«Наполовину прокуроры»

Напомним, что не так давно президент уже создала новую структуру – Независимый антикоррупционный комитет. Его статус в законе никак не описан, но орган также собирается проводить расследования.

На первом заседании правительства Наталья Гаврилица наставляла министров:  теперь вы должны быть  «наполовину прокурорами». Мы видим, что новая власть зациклилась на уголовном преследовании. Еще немного и, кажется, заработают пресловутые сталинские «тройки».

Пока что известные молдавские юристы уклоняются от принципиальных оценок того, что делает молдавская власть. Было несколько заявлений, но использовались обтекаемые формулировки, типа «опасный прецедент», «открывается ящик Пандоры». На самом деле, борьба с коррупцией и наведение порядка (что очень нужно Молдове) должны происходить безукоризненно с юридической точки зрения. Нельзя победить преступность, нарушая закон. Так возникает порочный круг.

Есть еще  один нюанс. У всех молдавских политиков, как говорится, рыльце в пушку. Плахотнюк это объяснял так: «Проблема не в том, что черт черный, а в том, что ангелы не белые». Олигарх знал, что говорил. О его обширных досье на политиков давно ходили легенды. Поэтому сегодня нельзя выдавать за «очищение» ситуацию,  когда одни запятнанные политики обвиняют других, вовсе не невинных. На самом деле мы становимся свидетелями сведения счетов и обычной борьбы за власть.

Что выберет Александр Стояногло?

Выходя за рамки юридической стороны дела, необходимо отметить, что в обществе действительно существует известное недовольство результатами деятельности генпрокуратуры.

В первую очередь, это касается пресловутой «кражи века». Материалы парламентской комиссии показывают, что существовал преступный сговор политиков. Решение правительства Юрия Лянкэ о гарантиях банковскому сектору, принятое под собственную ответственность, является результатом преступной договоренности нескольких партий. Прежде всего, ДПМ и ЛДПМ. Главой НБМ Дорином Дрэгуцану, премьер-министром Юрием Лянкэ, членами правительства руководили политики правящей коалиции. И для того чтобы установить этот преступный сговор необходимо было получить показания всех членов правительств Лянкэ и Габурича, других высокопоставленных чиновников. Включая нынешнего спикера парламента и президента, поддержавших решения, необходимые для реализации криминального замысла. Вот тогда ни у кого в обществе не было бы сомнения, что генпрокуратура в полном объеме выполняет свою работу.

Но генпрокурор не раз заявлял, что он не участвует в политических процессах, и мы не видели должной реакции на выводы специальной парламентской комиссии, рекомендовавшей привлечь к ответственности Лянкэ, Дрэгуцану, Канду и других чиновников высокого уровня.

И вот теперь политика пришла за Стояногло. На него оказывается беспрецедентное давление. Это делают президент, премьер-министр, депутаты, требуя от генпрокурора самостоятельно уйти в отставку.

Можно предположить, что, с одной стороны,  новый человек от PAS-ЛДПМ сделает все возможное, чтобы люди Влада Филата не преследовались в будущем, а с другой, — он начнет предъявлять обвинения тем политикам, которые нынешней власти неугодны.

Это очень сложная ситуация. Способен ли  Александр Стояногло  выйти из нее, не потеряв лица, превратившись в настоящего «стража закона» (вместе с ВСП)? Или сдастся, уступит место человеку президента, и тем самым запустит в стране кампанию политических чисток и гонений.

Что выберет Александр Стояногло?

«Первый коррупционный законопроект» ПДС

Это мы скоро узнаем. Но для многих уже является очевидным, что в Молдове приближаются времена большой политической охоты, как при Плахотнюке.

Заметили это и за пределами страны. Известный российский политолог и политик Николай Стариков  заявил, что под видом реформы юстиции и борьбы с коррупцией новая прозападная власть в Республике Молдова может повторить сценарий политических репрессий, которые были в Румынии, Украине и странах Прибалтики.

Но вдруг  Стариков и другие ошибаются, и мы наблюдаем правильные действия?

Экс-депутат парламента Григорий Петренко внимательно проанализировал другой новый законопроект PAS о рынке нефтепродуктов. Петренко назвал его «первым коррупционным законопроектом». По мнению экс-депутата, предложение партии власти «лоббирует интересы нескольких крупных топливных компаний, фактически либерализует цены на рынке нефтепродуктов (кроме двух позиций, которые ждёт судьба «социального хлеба») и создаёт условия для укрупнения капитала посредством вытеснения мелких собственников, которые пока занимают 15% рынка».

Политик обращает внимание, что проект  был разработан людьми Плахотнюка из  ANRE. Они были направлены в структуру  олигархом, чтобы «отстаивать очень конкретные интересы». ПДС проголосовала за законопроект с очевидной коррупционной составляющей. «Речь идёт о дополнительных доходах в сотни миллионов леев для крупных игроков на рынке», — отмечает Григорий Петренко.

Бороться с коррупцией, одновременно продвигая законы с криминальным наполнением, это нормально?

Будет ли генпрокурор доказывать, что он не верблюд?

Возникает и такой, не праздный вопрос: а зачем нужна эта карнавальная, долгоиграющая шумиха вокруг борьбы с коррупцией? Не для того ли, чтобы все взяточники и криминальные элементы получили время для уничтожения документов и  других следов своей деятельности? Чтобы вывели украденное у государства за рубеж, или даже скрылись за пределами страны? Мы же знаем, что сегодня ловкие люди деньги перемещают со счетов нажатием клавиши на компьютере.

Как видим,  многое не стыкуется, что очень характерно для времен, когда ненормальное пытаются выдать за нормальное.

И надо быть готовыми к тому, что не генпрокурор вызовет на допрос президента, а наоборот, президент или его человек будут допрашивать главное лицо молдавской прокуратуры. И ему придется «доказывать, что он  не верблюд».

Автор — Сергей ТКАЧ

© “Междуречье”

Поделиться:
  •  
  • 61
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top