Политика

Думитру Пулбере: «Без изменения Конституции юстицию реформировать невозможно»

Экс-председатель Конституционного суда Думитру Пулбере – один из самых опытных и самых авторитетных юристов Республики Молдова. Именно это и стало основанием для назначения его председателем Комиссии по конституционной реформе, созданной по указу главы государства Игоря Додона. В интервью «Свободной Европе» Думитру Пулбере рассказал какова цель работы экспертного собрания, а также почему молдавская Конституция нуждается в корректировке.

 Думитру Пулбере: Если кто-то станет утверждать, что президент Игорь Додон подписал указ потому, что ему не нравится Конституционный суд в его нынешнем составе, то это ошибка, поскольку сам Додон будет оставаться президентом до 1 ноября, когда должны пройти президентские выборы. Никто не знает, останется ли Додон и дальше в должности президента, это зависит только от электората.

Свободная Европа: А вы считаете хорошей идею выступить с подобной инициативой всего за три месяца до выборов?

Думитру Пулбере: Но у этой идеи нет ничего общего с предвыборной кампанией, с выборами президента Республики Молдова! Тут нет ничего общего. Во-первых, председателем комиссии является не президент Додон. Во-вторых, в распоряжении комиссии есть для работы 12 месяцев. В-третьих, будет Додон избран или нет, это совершенно иная тема, этот вопрос решает электорат. Может быть избрано лицо икс, и мы даже не думаем, кто может стать главой государства. Что общего у одного с другим?

Свободная Европа: А если, допустим, президентом станет другой человек, вы думаете, новый глава государства вернется к этой идее?

Думитру Пулбере: Не знаю. Я бы хотел посмотреть на того президента, который издаст указ по роспуску нашей комиссии. Потому что проблемы, о которых я говорю, которые будут вынесены на обсуждение комиссии, являются безотлагательными для самой государственности Республики Молдова.

Они не нужны для X или Y. А тех, кто будут нас слушать или читать материалы комиссии, я хотел бы убедить в том, что проблема состоит не в президенте Додоне. И не в любом другом президенте. Воронин в 2000-м году был сторонником парламентской республики, при которой президент избирается парламентом. Тогда он или его правящая партия выступили с инициативой. Они проголосовали за это в парламенте, а я тогда был депутатом. Но сейчас в одном из телевизионных интервью он говорил, что Республике Молдова лучше всего подходит президентская республика!..

Свободная Европа: Почему вы вынесли эту тему на обсуждение? Вы хотите изменить форму правления?

Думитру Пулбере: Я делаю это, потому что… Мы еще затронем вопрос о форме правления, это сделает комиссия, так как, например, я, как гражданин, считаю, что Республике Молдова больше всего подошла бы французская модель.

Свободная Европа: А именно?

Думитру Пулбере: Наша Конституция в чем-то похожа на французскую…

Свободная Европа: То есть, вы хотите сказать, что на президентскую республику?

Думитру Пулбере: Французская модель правления – это не президентская республика. Это полупрезидентская республика, которая у нас и была с самого начала. Меня восхищает чешская модель, при которой республика все больше становится президентской. Меня восхищает испанская модель. Кстати, у них проблемы с Каталонией, как и у нас с Приднестровьем…

Свободная Европа: Я все это понимаю, но, согласитесь, все же это повод для дискуссий!

Думитру Пулбере: Да, для последующей дискуссии…

Свободная Европа: Тогда мы будем следить за событиями и еще поговорим об этом. Но меня интересует, что вы собираетесь предпринять в ситуации, когда ваше мнение зачастую совпадает с позицией президента. Многие наблюдатели приходят к выводу о том, что это все относится лишь к области политики. Например, вы говорили, что решение проблемы политической миграции вы видите примерно в том же ключе, что и президент. То же самое касается и решения по форме правления. И всем известно, что социалисты проводили целую кампанию с требованием предоставить президенту больше полномочий…

Думитру Пулбере: Насколько понимаю, социалисты и президент Додон выступают за президентскую республику. Я никогда не слышал, чтобы президент Додон говорил, что его интересует или восхищает французская модель. Но почему мы пытаемся связывать настолько важные вопросы, решение которых будет осуществлено в Республике Молдова после разработки проекта, после появления новой редакции Конституции, с конкретным лицом, с президентом Додоном?

Свободная Европа: Еще говорят, что выбрано не самое подходящее время, и вот почему: в стране пандемия, надвигается экономический кризис, а кроме этого, скоро выборы, и сейчас нет времена на теоретические рассуждения…

Думитру Пулбере: Но мы ведь пока никого и не зовем на теоретические дискуссии! Когда я говорю «мы», то имею в виду комиссию. Мы, комиссия, будем работать до тех пор, пока не появится итоговый вариант. На это уйдет, скажем, 6-7 месяцев. Раньше или позже – неважно: когда появятся какие-то наработки, мы их опубликуем, пригласим специалистов, проведем международную конференцию. Мы также собираемся ознакомить с позицией комиссии европейские структуры, аккредитованные в Республике Молдова.

Свободная Европа: Но европейские структуры, как вы знаете, настаивают совсем на другом. Они говорят: реформируйте юстицию, очистите ряды судей и прокуроров, доведите до конца расследование дела о краже миллиарда. И ни один европейский партнер не говорил, что нужно менять Конституцию, а иначе нельзя!..

Думитру Пулбере: Прямым текстом они про изменение Конституции не говорят. Но вы замечаете, что то, что говорят наши европейские коллеги или партнеры, совпадает с идеями комиссии? Изменение судебной системы мы должны осуществить посредством Конституции, так как это предусмотрено в Основном законе. И без изменения Конституции юстицию реформировать невозможно.

Свободная Европа: Вы считаете, что после пересмотра Конституции судьи станут честнее?

Думитру Пулбере: В Конституции должно быть прописано, как следует проводить отбор судей. Сейчас там это не предусмотрено, но эта процедура есть в законе, который можно изменить, причем когда угодно и кем угодно. Я имею в виду, что все зависит от того, кто руководит страной, какие конкретно политики.

Если критерии отбора судей, которым должен соответствовать гражданин, претендующий на судейскую должность, будут предусмотрены в Конституции, то я хотел бы посмотреть в глаза тому человеку, который попытается нарушить конституционные нормы! Вы понимаете, куда я веду?

Свободная Европа: Я-то понимаю, однако, на мой взгляд, это ничего не изменит.

Думитру Пулбере: Нет, мы не должны сразу опускать руки, сдаваться и считать, что в стране ничего не изменится. Нужно работать над проблемой. Еще раз повторяю: следует пересмотреть структуру судебной системы, определить место магистратуры, управляющей судебной системой, определить место прокуратуры в политической системе государства. И так далее, и так далее.

Мы не можем делать все, что нам угодно, только на основании закона, поскольку при смене власти закон можно отменить и принять другой, более удобный на тот или иной момент. И меня, как юриста и гражданина, это не устраивает. Я бы хотел, чтобы у нас был фундаментальный закон государства, в котором мы предусмотрели бы если не все, то почти все. Чтобы не давать никому возможности менять Конституцию! То есть, такая возможность сохранится, но сделать это будет очень сложно. Куда сложнее менять Конституцию двумя третями голосов в парламенте, нежели принимать закон большинством в 50+1 голос.

Свободная Европа: Последний вопрос, г-н Пулбере. Вы допускаете, что все эти усилия могут ни к чему не привести? Вы разработаете текст Конституции, но политическая ситуация изменится, и этот проект уже никому не будет интересен, и его даже не вынесут на обсуждение?

Думитру Пулбере: Разумеется, я это допускаю. Но я вам хочу сказать еще кое-что: это останется на совести того, кто распустит конституционную комиссию, того, кто отвергнет подготовленный комиссией проект.

 

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top