Аналитика

Дело генпрокурора – попытка установления в Молдове контроля над юстицией

Уже давно подмечено и даже отражено в поговорке, что громче всех «Держи вора!» чаще всего кричат те, кто сам имеет проблемы с честностью и законом. Точно так же именно те, кто призывает к соблюдению демократических норм и точному следованию закона, нередко являются нарушителями и первого, и второго. Классическим примером такого поведения является предпринятая новой властью Молдовы в лице проевропейской партии PAS атака на генерального прокурора Александра Стояногло.

Проблемы с демократией, соблюдением законности, а также с использованием административного ресурса и системы юстиции для давления на оппозицию – это давняя и характерная черта государственного устройства РМ. Когда в 2009 году к власти пришла проевропейская коалиция, лидеры трёх партий этого политического альянса вели себя по-разному. Представители Либерально-демократической партии (ЛДПМ) во главе с Владимиром Филатом получили наиболее теплые и денежные министерства и ведомства, такие, например, как Таможенный департамент или Налоговая инспекция. Либеральная партия во главе с Михаилом Гимпу тоже не осталась внакладе, получив министерство транспорта и другие привлекательные ведомства.

И только фактический владелец Демократической партии Владимир Плахотнюк понимал, что для получения реальной и полной власти в стране необходим контроль над юстицией. Именно поэтому он «удовлетворился» второстепенными министерствами, но при этом получил возможность назначить «своего» генерального прокурора и выстроить систему прокуратуры в стране из «своих» людей. И именно поэтому через несколько лет лидер ЛДПМ Филат оказался осужденным на 9 лет за коррупцию, а Либеральная партия Гимпу провалилась в политическое небытие. Излишне добавлять, что в результате Плахотнюк стал «хозяином всея Молдовы» до того момента, когда коалиция Партии социалистов и проевропейских партий во главе с Майей Санду и Андреем Нэстасе пришла в 2019 году к власти в Молдове.

Тогда-то одной из главных задач и была провозглашена так называемая реформа юстиции. Однако уже совсем скоро стало понятно, что в эти слова пришедшие к власти экс-оппозиционеры вкладывают абсолютно разный смысл. Майя Санду, начинавшая свою политическую карьеру в команде того самого Владимира Филата, усвоила уроки, которые были преподаны её «духовным отцом» в политике, и четко поняла, что главная задача для нее – получение контроля над юстицией и должностью генерального прокурора. Однако поставить на этот пост своего человека взамен ушедшего в отставку генпрокурора Эдуарда Харунжена не получилось, и систему прокуратуры возглавил выигравший конкурс на эту должность Александр Стояногло. Собственно, это и стало поводом для того, чтобы М. Санду спровоцировала отставку своего правительства и перешла в оппозицию. Причиной же отставки стало нежелание нести ответственность за бездарную деятельность Кабинета министров под ее руководством.

Однако, победив на президентских выборах в конце 2020 года, Санду вернулась к намерению подчинить себе систему юстиции. Эта задача облегчалась тем, что на тот момент большинство нового состава Конституционного суда было подконтрольно проевропейским силам – практически точно так же, как это было при олигархе Плахотнюке. Это в значительной степени способствовало роспуску парламента и проведению досрочных выборов, в результате которых летом нынешнего года партия PAS получила парламентское большинство. Практически сразу после оглашения результатов выборов была объявлена главная цель новой власти – смещение генерального прокурора Александра Стояногло.

Основаниями, по которым было развернуто преследование Стояногло, стали, как ни странно, несколько уголовных дел, в которых он действовал строго по закону. Так, например, одним из главных обвинений, предъявленных ему, стало освобождение из заключения бизнесмена Вячеслава Платона, который при режиме Плахотнюка был приговорен к 18 годам тюрьмы по обвинению в банковской афере, получившей название «кража миллиарда». Платон был полностью оправдан по этому делу, что вызвало острую реакцию со стороны Санду и ее партии, которые были объектом острой критики Платона. Однако его невиновность была доказана, и он был оправдан. Да, сам Платон далеко не ангел и осужден в Российской Федерации по другому делу – так называемому «Ландромату», связанному со схемой незаконного вывода миллиардов рублей из России и отмыванию их через решения молдавских судов. Однако в том деле, по которому он находился в заключении, судом признана его невиновность.

Еще одно дело, которое послужило поводом для нападок на Стояногло – это так называемое «дело турецких учителей». Речь идет о высылке в сентябре 2018 года семи турецких учителей на их родину. Эти учителя работали в сети образовательных лицеев «Оризонт», которую создал оппозиционный проповедник Фетхуллах Гюлен, являющийся личным врагом президента Турции Реджепа Эрдогана. При этом экстрадиция турецких учителей произошла в сентябре 2018 года, когда генеральным прокурором был Э. Харунжен.

Уголовное дело было вскоре прекращено, позднее постановление о прекращении производства было отменено исполнявшим обязанности генерального прокурора Дмитрием Робу, и дело было отправлено в прокуратуру Кишинева, которая постановила, что оно будет расследовано под грифом «государственная тайна». После того как А. Стояногло принял на себя полномочия генерального прокурора в ноябре 2019 года, он не имел иерархической или административной ответственности по этому делу. Оно рассматривается прокуратурой Кишинева, вышестоящим прокурором является глава муниципальной прокуратуры, а после отправки дела о высылке турецких учителей в суд за ведение дела отвечал врио генпрокурора Дмитрий Робу. Примечательно, что Д. Робу был повторно назначен врио генерального прокурора после отстранения А. Стояногло.

Для атак на Стояногло была использована еще одна одиозная фигура – экс-глава Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь, один из главных исполнителей заказов Плахотнюка по фабрикации уголовных дел. Он был уволен со своей должности А. Стояногло, но пытался оспорить это увольнение в судебном порядке, пока на него не было открыто уголовное дело по результатам его деятельности в Антикоррупционной прокуратуре. Есть реальные факты, доказывающие, что Морарь «нашел общий язык» с представителями PAS, после чего под его руководством были сфабрикованы документы о том, что жена Стояногло является бенефициаром одной из компаний В. Платона на Украине. Эта провокация была разоблачена и получила широкую огласку.

Вот они – методы проевропейцев в борьбе с оппонентами!

Какова ситуация на сегодняшний день? 5 октября члены Высшего совета прокуроров (ВСП) собрались на внеочередное заседание, на котором рассмотрели заявление депутата от партии PAS Лилиана Карпа о деятельности генерального прокурора.  В своем заявлении от 1 октября депутат выдвинул несколько обвинений в адрес А. Стояногло, а также заявил, что некоторые действия генпрокурора могут быть квалифицированы как преступления. А. Стояногло инкриминировалось то, что, будучи депутатом парламента в период с 2010 по 2014 год, он внес предложение о поправке в принятом парламентом законе от 2007 года о предотвращении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Эта поправка, по мнению депутата Карпа, позволила представителям компаний-нерезидентов, счета которых были заблокированы решениями Службы по предотвращению и борьбе с отмыванием денег, разблокировать счета, перевести деньги только путем подачи в банк апелляции на решение о приостановлении финансовых операций.

То, что внесение предложений о законодательных поправках является профессиональным делом депутата и, если на то пошло, ответственность за эту поправку должны нести и другие депутаты, проголосовавшие за нее, никого не смутило. Высший совет прокуроров дал санкцию на отстранение Стояногло и его арест на 72 часа, который по истечении этого срока суд заменил на домашний арест, под которым Стояногло находится до нынешнего момента.

Таким образом, власть элементарно «заткнула рот» генеральному прокурору, который опубликовал доказательства сговора Виорела Мораря не только с представителями PAS, но и с полномочным представителем Евросоюза в Кишиневе Петером Михалко, последнего Мораль вопреки закону информировал о состоянии дел в Антикоррупционной прокуратуре. Именно это, а не какие-то давние поправки к закону, и стало, по общему мнению, причиной беспрецедентной акции – ареста генерального прокурора.

Абсурдность обвинения, выдвинутого против Стояногло, очевидна всем, даже тем, кто его инициировал. Понятно, что это дело рассыплется в суде, и поэтому для окончательного отстранения арестованного чиновника срочно организуется процесс оценки его деятельности, согласно в спешке принятым парламентским большинством поправкам в закон «О прокуратуре». Эти поправки полностью переводят независимого главного прокурора под контроль парламента, который формирует комиссию для процедуры оценки.

Правда, с оценкой деятельности Стояногло не все пошло гладко. Прокурор Андрей Балан, которому поручили проверку жалобы на отстраненного генпрокурора, взял самоотвод.  О причинах решения Балана ВСП не сообщил. Вопрос обсудили без камер, а когда трансляция заседания возобновилась, председатель ВСП сообщила, что Совет отправит заявление в Антикоррупционную прокуратуру, которая и примет по нему решение.

Со своей стороны, ВСП создал комиссию по оценке деятельности временно отстраненного от должности генерального прокурора. В состав комиссии вошли международный эксперт по борьбе с коррупцией, предложенный президентом М. Санду, юрист, предложенный министерством юстиции, адвокат, предложенный отстраненным от должности Александром Стояногло, экс-прокурор DNA из Румынии (она предложена ВСП), а также еще один человек, выдвинутый Высшим советом магистратуры.

Со своей стороны, Александр Стояногло обратился в Европейский суд по правам человека с просьбой обратить внимание и взять под наблюдение процессы, происходящие как в Республике Молдова в целом, так и в молдавской юстиции в частности. Очевидно, что генеральный прокурор, а Александр Стояногло все еще формально является им, не собирается сдаваться и готов до конца строго проводить линию на соблюдение законности, что, собственно, и является главной задачей системы прокуратуры.

Однако нынешнюю власть в лице М. Санду и партии PAS такой человек никак не может устраивать. Им необходим на посту генерального прокурора человек, который снова превратит юстицию в кистень против неугодных для власти проевропейских политиков – так, как это было при режиме Плахотнюка.

© “Ритм Евразии”

Поделиться:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top